Моя мама Сажина Тамара Григорьевна любит писать стихи, большую часть их посвятила родному Тюинску, где наша семья провела лучшие годы жизни. Все стихи собраны в сборник под названием «Ромашковый куст».

Этот сборник я хочу показать людям, чтобы его могли прочитать все желающие, друзья, родственники и люди, которым нравится простая деревенская природа.

**Родному Тюинску под двести**

Жизнь не стоит на месте.

Село молодеет, утопает в цветах,

Ароматом и медом воздух пропах.

От соломенных крыш до цветного настила

Красотою своею село удивило.

Погоду узнаем мы не по приметам,

А современно, по Интернету.

По многим каналам идут передачи,

Чуть не в каждом дому «Триколоры» маячат.

Со своею страною шагаем мы в ногу,

Село хорошеет, растет понемногу.

Окрестности

Провалами, оврагами, логами

Изранена Тюинская земля.

Вдоль и поперек исхожена ногами

Неизученная родина моя.

Родникам, провалам, перелескам

Нет названий. Ну и что же? Не беда.

И березки по зеленым занавескам

В нашей памяти остались навсегда.

Еленовка, Романовка, Орловка —

Были здесь когда-то хутора.

Жизнь была привольной, но одна уловка:

Страшно было в лес ходить без топора.

Когда-то здесь росли леса густые,

Рано начинался сельский день.

В тех местах сейчас поля пустые,

Нет ни хуторов, ни деревень.

В памяти стираются названья,

Где что было, что и как звалось.

Изучайте, если есть призванье,

Чтобы интересно всем жилось.

Тюй

Небольшая речка Тюй,

Неширока, неглубока,

Родилась в Чернушке

Древняя старушка.

Не раз меняла русло.

Становилось грустно.

Пробивала новый путь,

Изранив ноги, руки, грудь.

Памятники — старицы

Век свой доживают,

Камышом, травою

Густо зарастают.

Выводок утиный

Кормится в трясине,

Короеды спрятались

На гнилой осине.

Наш дед ходил за щукой.

Знаком с речной наукой!

Не брезговал сорожкой,

Кормил семью немножко.

Подрастали внуки,

И рыбачьи муки,

Скажем без кокетства,

Им знакомы с детства.

Для правнуков речушка,

Как бабушка-старушка,

Кормит, развлекает,

Спать не отпускает.

Комары и мошки

Им объедают ножки.

Детство золотое,

Продлись еще немножко!

Ромашковый куст

Белеет в поле ромашковый куст.

Без тебя мир невесел и пуст.

Все ромашки тебе шлют привет.

Только ты не даешь им ответ.

Мы вернемся сюда через тысячу лет:

То же поле, тот запах, тот цвет.

Тот же самый ромашковый куст,

От шагов твоих веток лишь хруст.

Ромашки

Махаон

На протянутую детскую ручонку

Отдохнуть присел красавец-махаон.

Бархатными крыльями играя,

Сверкал, как драгоценный медальон.

Однодневка-махаон не ведает:

Напасти ждут его со всех сторон,

Тянется к ребенку за защитой,

Увертываясь от сорок, ворон.

Жизнь его мелькнет как яркий пламень,

Вихрь любви, гимн солнцу и цветам.

И сгорит в порыве страсти жаркой,

С вдохновением и безрассудством пополам.

Мой сад

На обгоревшей клумбе-избе,

Как символ печали и пытки,

Неприметной цветут красотой

Одинокие три маргаритки.

А голландским цветам здесь не место,

То ли холодно им, то ли тесно.

Завяли, нет росту, пропали,

Хоть холили их, поливали.

Одиноко настурции бедной,

Будет ли миг ей победный?

Доживет ли до звездной поры?

Будет ли радовать глаз детворы?

Доживут ли до цвету бархотки,

Мои нежные первопроходки?

Бархат цветов удивляет наш взор,

Красота спасет мир,

Остальное все вздор.

Разрослись вольготно водосборы.

Великолепны их листья-узоры.

Колокольчики разного цвета

Нежно звенят до рассвета.

Подснежник

Как только оттает проталинка первая,

Сплошь покрывается нежным цветком,

подснежником белым, с прожилками тонкими,

С узорчатой зеленью, хрупким листком.

На тоненькой ножке, качая головкой,

Приветствует солнце первый росток, Снега белее, неба нежнее,

Тянется к свету Весенний цветок.

Давно не бывала я ранней весною

В сердцу желанном отчем краю,

Но часто мне снятся подснежники белые,

Родину малую в них узнаю.

Слез не скрывая смотрю на поляны:

Снег сплошным слоем — негде ступить.

И только проталинка словно живая,

Бутончиком белым звенит, раскрываясь,

Спешит о весне объявить.

На тоненькой ножке, качая головкой,

Приветствует солнце первый росток

Снега белее, неба нежнее,

Тянется к свету весенний цветок.

Три серебристых тополя

Три серебристых тополя,

Три богатыря,

Ввысь взметнулись кроною,

Судьбу благодаря.

Три серебристых тополя, три неразлучных братца,

Вам весною весело

С ветерком шептаться.

три серебристых тополя,

Три гордые красавца,

Вам на роду написано

Солнцу улыбаться.

Три серебристых тополя,

Три мощных великана,

Для маленьких кустарников

Верная охрана.

Три серебристых тополя,

Три крепких властелина,

Но золотую крону

Сушит грусть-кручина.

Три серебристых тополя,

Три стройных исполина,

Есть ли для печали

Веская причина?

Три серебристых тополя,

Три ясных крепыша,

Пусть в мире и согласии

Живет ваша душа.

Святой ключ

Ключ Святой, серебряный и светлый,

Не зря твою силу считают целебной.

Даешь ты и силу, здоровье и бодрость,

В Башкирских краях ты известен как гордость.

К воде ледяной мы идем оробело,

Но вот погрузились, купаемся смело.

Визг, крик ребятни, даже ахи мужчин

Вызывают веселье и смех без причин.

Чтоб поездка к ключу оказалась полезной,

Воду пьют от недугов и разных болезней.

Все благодарны водице святой,

Не спеши уходить, помолчи и постой.

Брось на прощанье в родник горсть монет,

Чтоб вернуться сюда через несколько лет.

Святая вода, укрепи наше тело,

Чтобы шли мы по жизни спокойно и смело.

Липы

Оживают липы под весенним солнцем,

Зашумели кроной под моим оконцем.

Кто садил вас, липы, ровною аллеей?

Кто поил вас, липы, кто хранил, лелеял?

Вы даете, липы, в жаркий день прохладу,

Глазу наслажденье, а душе усладу.

Сколько лет живете, вековые липы?

С каждою весною медом все залиты.

Роем золотистым в липах пчелы вьются,

На ветвях корявых озорники смеются.

Улетели пчелы, унеслись ребята,

Опустились ветви, словно виноваты.

Вы не плачьте, липы, что пришла усталость,

Старость, как известно, никому не в радость.

Романов сад

Посадил Роман сосенки,

Липы, клены и сирень.

И ухаживал с любовью, Поливал их каждый день.

Вырос сад, шумя листвою,

В тень манил в июльский жар,

Для хозяина с семьею

Это был бесценный дар.

Соловьиная трель, птичий гомон

Тревожат душу в весеннюю рань.

Просыпайся. И к солнышку с ветром

Среди сада с улыбкою встань.

Романов сад. Так зовут теперь люди

Скромный сад, что весною цветет,

Навевает чудесные мысли

И на радость прохожим растет.

Сад

Три гордые осины

Стройные красавицы, три гордые осины,

Сестры-неудачницы, три горькие судьбины,

Их кроткие души нежны и ранимы,

А слезы осины для мира незримы.

Трепет листьев осины — символ вечной печали.

В одиночестве вечном много зла повстречали,

За родительский грех заплатили сполна.

Кто же правит судьбой? Или бог, или сам сатана?

Осины

Лилии

На гладкой поверхности тихих озер

Белые лилии трогают взор.

Томно качаются дни напролет,

Кто душу раскроет их, сердцем поймет?

Белые лилии, словно из воска,

Словно из мрамора, ярко и броско,

В зеркальных затонах, покоясь под солнцем,

Словно глядятся в земные оконца.

Чем пленяет нас скромный и нежный цветок?

Каким волшебством напоен лепесток?

Капли росы — это слезы небес?

В озерных глубинах ответ нам исчез.

Лилии

Липы

Здесь красивое небо: синева и простор,

Бирюзовые дали да в цветах косогор.

Здесь красивые речки: глубина и прохлада,

Для души — наслажденье, тишина и отрада.

Здесь красивые липы, пахнут медом и летом.

К этим липам однажды ты пришел за ответом.

Здесь красивое все: небо, речка и липы.

Только нашей любви все тропинки закрыты.

Калиновый куст

Каким ароматом залит огород?

Весенние песни нам ветер поет.

Для уставшей души нет отрадней картины,

приют мы найдем у цветущей калины.

В розовой дымке прохладной зари

В гости к калине меня позови.

Сверкают жемчужины — капли росы,

В предрассветном тумане нет лучше красы.

Подари мне рождение нового дня.

От земли возьми силу, от солнца — огня.

Чистых помыслов, слов дает калиновый куст.

Пусть не будет наш путь бесполезен и пуст.

Река

Здесь до боли родные места.

К вам стремлюсь отдохнуть, порыбачить.

Ночь готов просидеть у моста,

Пожелай мне рыбацкой удачи!

Комарье, мошкара — не помеха.

Я готов здесь бродить до утра.

Все напасти речные — потеха,

Лучше отдыха нет у костра.

Все тропинки, излучины, омуты

Мной изучены с детской поры.

Равнодушным не сможешь оставить ты

Даже мелкой шальной детворы.

река

Лебединое озеро

Мы любуемся молча старинной картиной:

Лебединое озеро дремлет под тиной.

Кругом коряги, завалы, лесная чащоба,

Душу волнует и бьет до озноба.

Но легенды о прошлом повествуют с печалью:

Живописное озеро было темно-зеркальным.

По заветным тропинкам лоси шли к водопою,

И ничто не мешало их лесному покою.

Чуть касаясь воды, словно в воздухе, плавно

Лебединая песня плыла с достоинством, важно.

И призывная песнь, песнь любви, разливалась на зорьке,

И куда-то звала, и рвалась, на душе было сладко и горько.

Умерла лебединая песнь. Затерялись лосиные тропки.

Лебединое озеро спит. Сны его неспокойны и робки.

Под завалами леса погибает живое оконце,

И сердечно прощается с ним последний луч солнца.

Лебединка ли это? Скоро будет болото.

Может осень на время оживит позолотой?

Первозданную прелесть кто вернет Лебединке?

Знать, придется ему доживать по старинке.

озеро

Исчезнувшие деревни

Хутора Никольские,

Здесь дороги скользкие,

Просторы бесконечные,

А жители — сердечные.

Вознесеновка моя,

Деревенька малая,

В несчастиях — бывалая,

А в трудах — удалая.

По Лидовке скучали не напрасно:

Проходила жизнь у нас прекрасно.

Здесь столько славных выросло людей,

Кто не забыл поныне родовых корней.

Среди лесов, среди полей,

Где растет лебеда и пырей.

Затерялась крошка-деревушка,

Марьевка, вотяцкая старушка.

Вдоль тракта, по дороге у реки

Было поселение Жуки.

С лесных кордонов, дальних хуторов

Был народ красив, силен, здоров.

Березы

Ты помнишь весенние ветви берез?

Сколько под ними мечтаний и грез!

Сколько сплели мы березовых кос — - На судьбу, на любовь и на дружбу прогноз.

В высокой траве голубела рубашка.

За руки взявшись, брели по ромашкам.

Где-то шумели и ветры, и грозы,

На пушистых ресницах иль росы, иль слезы.

Остались поляны, ромашки, березы,

На сердце от первых свиданий — занозы.

… Пусть к нашим березам другие придут,

На счастье живые венки заплетут.

береза

Первоцветы

Петушки, медунки — смеются первоцветы,

В скромную одежду все цветы одеты.

Все они нарядны, радуются свету,

песнь поют хвалебную и теплу, и лету.

примула

Ручей

По сосудам творца, исполина, гиганта

Течет капля крови, питая таланты.

Плоть же земную питает ручей,

Не разбирая ни дней, ни ночей.

В лютый мороз и июльский жар-зной

Всем сообщает о том, что живой.

Ручеек всегда живучий

Подо льдом в мороз трескучий,

Ему не страшен ветер жгучий,

Ему не страшен летний зной,

В любую пору он живой.

ключ

Миллионная яма

Почему-то эта яма Миллионная?

Иль по счету она миллионная?

Иль предметов туда миллион сброшено?

Иль в гражданскую войну миллион людей скошено?

Миллион — это слишком. У страха глаза велики.

Ты об этом тихонько спроси у реки.

Только этот свидетель живой,

Только речка все знает.

Но тайну она сохранит,

Нам о прошлом не разболтает.

автор: Сажина Тамара Григорьевна.