Лодку я попросил у Вовы Бадьина — моего соседа. Удочку сделал сам. Взял кусок свежего белого хлеба, червей. Я встал на якорь у лопухов и закинул подальше от себя. Вскоре поймал хорошую сорогу. Потом еще и еще без перерыва клевало на хлеб. Ловились сорожки и голавлики, а на червя клевала только шеклея. Она не давала возможности червяку опуститься до дна, хватала и дергала его в разные стороны.

Я поймал очень маленького голавлика за губу и забросил его не снимая с крючка. Чтобы ловить на другую удочку, я обмотал леску вокруг ноги и взялся за другую удочку. За ногу сильно дернуло, я бросил удочку и стал вытаскивать леску из воды. Под лодкой кругами ходила рыба. Поднятый в лодку окунь был страшным. Его спинные колючки были размером со спичку.

Рыбы было уже много и я поплыл к берегу, опять обмотав леску вокруг ноги. Омут широкий, пока его переплывешь, может кто и попадет на крючок. Когда стал подплывать к берегу, ногу начало резать. В воде блеснул бок щуки, она ушла под дно лодки и зацепила леску за гвоздик. Леска оборвалась. Эх, досада! Ну, ничего, ты мне еще попадешься в следующий раз. Только крючок не потеряй где-нибудь.

Улова хватит и ребятам будет что рассказать!