С детства я редко видел рыбаков, которые бы ловили голавля специально. Хотя в нашей реке его было много и он считался желанной добычей. Люди вылавливали его чаще случайно, чем направленно. Рыба сильная, совершает прыжки, особенно, когда попадается на течении.

Увидеть голавлей можно греющимися на солнце, тихо стоящими у кромки кувшинок. Но, стоит подойти, издать малейший шум, как они исчезнут.

Мне всегда хотелось узнать, как их поймать? В детстве все было просто — катушка лески, крупный крючок, катыш хлеба. Складываешь леску кольцами на берегу и забрасываешь в омут. Пока крючок с наживкой опускается без грузила ко дну, следует резкая поклевка. Голавль совершает два-три рывка, прежде, чем заглотить наживку. В это время он не должен почувствовать натяжения лески, иначе выплюнет. Подсекать нужно тоже резко. Кожа у голавля эластичная, прочная, может и не проколоться крючком. Ну, а если крючок зацепился, то отцепить бывает тоже трудно.

На большой шарик хлебного мякиша попадались голавли весом до килограмма. Как интересно вытащить такого гиганта на тонкую леску!

Но, прошли те времена, голавля стало мало, да и размеры не те. И рыболовы изощреннее. Случайно я увидел городского рыбака, который ловил рыбу на перекате на удочку с катушкой. Там никогда и никто не ловил, поэтому он и привлек мое внимание. Я тихо сидел в кустах и наблюдал за действиями заезжего рыболова. Вот он поймал кузнечика под ногами, прицепил, начал тихо отпускать леску по течению. От неожиданной поклевки удилище дернулось, рыбак чуть не выронил его. С большим трудом он вытащил здоровенного голавля. Я ясно видел огненно-красные плавники и черный хвост. Почти бегом я побежал домой настраивать удочку. В то время у меня не было спиннинговой катушки, да и у мамы-учительницы не было денег на нее. Я выбрал упругое тонкое удилище, привязал к нему леску, которая была в два раза длиннее. Первые забросы дали понять, что катушка очень нужна. Без нее леска путалась, а после поклевки было очень трудно вытаскивать рыбу. Позже, я заменил длинную леску мотовильцами и пропускными кольцами из алюминиевой проволоки. Это была страшная на вид снасть, граничащая с убогостью, она вызывала насмешки моего деда — заядлого рыбака и многих встречных рыбаков. Но, после того, как на нее попались первые голавли, она стала моим любимым творением.

К сожалению время не щадит ни реку, ни людей, ни привычный уклад жизни. Осталось очень мало мест, которые подходят для ловли этой прекрасной рыбы. Мало осталось чистых перекатов, где можно поймать голавля.

За последние годы мне не попалось голавля крупнее 300-500 граммов. Методы ловли стали изощреннее. Теперь у меня восьмиметровое углепластиковое удилище, катушка с прочной тонкой леской, о какой в детстве не приходилось и мечтать.

Я ловлю на кузнечиков, стрекоз, мелких лягушат. Тихо подхожу к кустам, что скрывают часть переката, потихоньку вытягиваю удилище, отпускаю по течению леску. Стараюсь оставаться за кустами или в осоке, чтобы не показаться рыбе.

Поклевка всегда неожиданна, хотя и желанна. Рыба делает рывки, выпрыгивает из воды, но гибкое удилище и катушка делают свое дело. Голавль на берегу, растопыривает свои красные плавники.

В последние годы я стал их отпускать, если крючок не задел жизненно-важные органы. В нашей семье никто не любит есть рыбу, в которой много мелких костей (плотва, голавль, язь, лещ). Все предпочитают щуку, окуня.

Поэтому, охота на голавля стала для меня экзотическим занятием, а не добычей пропитания.