Почему-то из детства мне запомнилось, что по лесу можно нормально ходить, собирать грибы, гулять. К сожалению, во многих местах, которые удалены от жилья, гулять стало невозможно.

Лес рубят варварски, бросая ненужные остатки, из которых ничего нельзя сделать. Берут только ровные, одинаковой толщины бревна. Гибнет сосна, ель, пихта. Но, бывает и береза с осиной не избегают подобной участи.

В последнее время стало модным строить дома из оцилиндрованных бревен. Здоровенные хоромы стоят, возвышаясь над обычными домами. Другие строят из бруса, упрощая и ускоряя процесс. И не важно людям, что горят деревянные дома довольно часто, и не всегда по вине хозяев.

После прохождения по лесу бригады рубщиков остаются пустыри, усыпанные отрубленными ветками, верхушками деревьев, комлями. После этого пустыри зарастают травой и кустарником, все сплетается в клубок, делая лес непроходимым.

Думаю, что настало время, когда нужно запретить строительство домов из бревен в промышленных масштабах и оставить эту возможность только для жителей отдаленных районов.

Особенно большие размеры этот процесс приобрел в районах Башкирии, граничащих с Пермским краем. Огромные массивы, некогда малопроходимые, поредели так, что уже просвечивают.

Для меня лес — священная колыбель, в которой можно набраться энергии, восстановить утраченные силы. Собрать дары природы, но так, чтобы и на будущее осталось.

Ну, и наконец, сфотографировать все красоты леса, чтобы зимой просматривать фотки и вспоминать лето.

А что еще могут найти люди в наших лесах? Кто-то собирает черемшу, и не только для себя. Я видел теток, которые продают выкопанные вместе с луковицами рябчики, черемшу, анемоны. Так скоро нечего будет собирать, если люди не научатся бережно относиться к лесным богатствам.